Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Живая история ходит по кругу!

В 1881-м году, после смерти от бомбистов Александра 2-го (тогда такие были обнуления), действующий анпиратор Александр 3-й провозгласил манифест о незыблемости самодержавия и сплочении вокруг себя, искоренении крамолы и вот это вот все. Типичное "умрем же под Москвой". Текст был написан изгнанным из реакционеров за мракобесие и реакционность Победоносцевым, который рулил всеми попами империи и воспитывал в юности царёныша. Говорившей о себе во множественном числе, как человек с раздвоением личности или солитером, царь, в манифесте заявлял, что на него возложена и далее по тексту см материалы любого съезда КПСС... Поскольку манифест читали по первому каналу, каковым в те патриархальные времена были церкви, а дикторами выступали попы, то нараспевное басовитое: "а на Нас возложить Священный долг Самодержавного Правления..." всеми слышалось как АНАНАС!
Так его и стали называть - АНАНАСНЫЙ манифест (второй мемчик на Руси после "нельзя молиться за царя-ирода!"). И манифест говорил, что только зацареныши самые правильные люди, а остальные погрязнут в блуде и пороке и попадут в гиену огненную или полицейский околоток, ибо негоже нам принимать идущую с запада крамолу парламентаризми и либерализма, от которой они и сами вот-вот развалятся, и вообще, видели их государственный долг!
К чему эти старые истлевшие тряпки вытаскивать на свет божий сейчас?
Организм с именем собственным "Константин Богомолов" написал второй ананасный манифест, в котором ставит путиноидную раиссю в пример сохранения всех самых коренных и древних ценностей человечества, вроде людоедства, как противовес давно уже распавшемуся западу и всячески объясняющего, почему надо сплотиться вокруг вечнозеленого кремля. Все как в старь один в один.
Данный текст является как бы логическим продолжением вымученного долгими ночами крика души Григория Явлинского, объясняющего, почему ни в коем случае нельзя сплотиться вокруг Навального.
Вообщем, пацаны старались и теперь ждут орденов.
Все как у классика:
- Нормально Григорий?
- АААААтлично! Крнстантин!

Ближайшая задача - замарать!

Справедливороссы сливаются с толпой партий, которых некоторые называют фашистами, видимо имея на то основания. Лидеры всех "оппозиционных" партий в думе гневно осудили жалкие попытки Навального вернуться в страну, не быть арестованным и требовать расследования попытки своего убийства. Ясно, что перед кремлем стоит задача извалять эти "оппозиционные партии" в говне и кровищи так. чтобы любого умного голосовальщика рвало над белютенем и он вообще не пришел голосовать. Например, на улицах Минска могут начать стрелять из пулеметов по людям с БЧБ флагами, и эти пулеметы дадут подержать лидерам фракций и наиболее узнаваемым лицам из состава партий, чтобы было как с Пореченковым, но желательно не в белый свет, а десяток женских трупов. Или пригонят благословить святое русское воинство, воюющее с казахо-фашисткими ордами, попирающими исконно русский космодром у деревни Тюра-Там!
Потому что умного голосования тогда не будет, если эти партии будут куда как палачистее едросов. Если за последних проголосует Росгвардия и все прокуроры с судьями, то за "оппозицию" по 7-8 тысяч фриков-сторонников 70-ти летнего возраста, как раз переползут 5% барьер.

Хуй автоматический

Ты потом устроишься, ты грамотная. Будешь помиловки всем писать, тебе всего натащат.

— Это как — помиловки?

— Ну, прошения о помиловании, на Валентину Терешкову или на правительство. Мол, раскаиваюсь, осознаю свое преступление, прошу сбавить срок. Все так пишут.

— И помогает?

— Ни хрена не помогает, особенно если на Валентину Терешкову. Она вообще стерва, это же она зэковскую форму ввела и нагрудные знаки.

— Как так?

Тут уже начинает галдеть все купе, да и соседи подают эмоциональные реплики. Потом я еще и еще буду убеждаться во всеобщей зэковской ненависти к председателю Комитета советских женщин Валентине Терешковой. Ну хоть бы раз за четыре с лишним года отсидки услышала я о ней что–то хорошее! Мне, конечно, поначалу совершенно непонятно — почему. Из объяснения, которое мне наперебой дают десять — двенадцать человек (все — из разных тюрем и лагерей — сговор исключен), вырисовывается примерно такая история.

Раньше все зэки были в своей одежде, и при Сталине, и при Хрущеве. Хрущев даже отменил было нагрудные знаки. Женщины, к тому же наголо небритые, в хрущевское время совсем были похожи на людей. В зонах даже мануфактура продавалась — шили себе что хотели. Пока Валентина Терешкова не посетила Харьковскую зону. Начальство, конечно, на полусогнутых, зэчек выстроили. И тут наша Валя развернулась:

— Как так, — говорит, — некоторые из них одеты лучше меня!

Нашла, кому позавидовать. И пошла возня — у всех зэчек все свое отобрали и ввели единую форму одежды, а уж какую одежду государство способно изобрести для заключенных — это ясно. Ввели нагрудные знаки, появиться без них — нарушение. Приказали повязываться косынками, без косынки — нарушение. И в строю, и на работе, везде вообще, только на ночь снимаешь. Волосы, конечно, портятся, а что поделаешь? Сапоги эти дурацкие! На Украине еще разрешают женщинам хоть летом в тапочках ходить, а в РСФСР — нет. Теплого ничего не положено, кроме носков и телогрейки. Так и стоишь зимой на проверке в коротенькой хлопчатой юбочке "установленного образца", мерзнешь, как собака. Мужикам — тем легче, у них хоть брюки с кальсонами. Зато теперь эстетические чувства Валентины Терешковой удовлетворены. Она может приезжать в Харьковскую зону (из нее, кстати, с перепугу сделали "показательную" и вконец замордовали там женщин всякими дисциплинарными ухищрениями). Она может приезжать в любую другую зону СССР с уверенностью, что никто не будет одет лучше нее. Все будут одеты одинаково плохо. Да здравствует коммунистическая законность!
(С) Ирина Ратушинская

Самая проблядь предложила путяру в вечные цари. Здравствуй Северная Корея!

В омут с головой

Наша ничуть не уважаемая госдура начала обсуждение закона о внесение поправок в конституцию (сюр и оксюморон).
Следует напомнить господам депутатам, и лично товарищу путину, на какую скользкую дорожку они ступают. Провозглашенное превалирование национального законодательства над международными договорами "в случае нарушения ими прав российских граждан" (нарушение прав найдется мгновенно, как и ПДК вредных веществ в продукции страны, с которой у нас испортились отношения), автоматически денонсирует все международные и двусторонние договора нашей страны. Например как договор демаркации границы между Россией и такой страной, как внезапно КИТАЙ!!!

Почитаем конституцию

Путин сказал:
«Что касается Конституции. Это живой инструмент, он должен соответствовать уровню развития общества. Но я всё–таки считаю, что Конституцию нам менять, то есть принимать новую Конституцию, не следует. Особенно в связи с тем, что у нас есть фундаментальные вещи, которые закреплены и которые нам нужно ещё целиком и полностью реализовать. Это касается первой главы. Она, на мой взгляд, является неприкосновенной.
Всё остальное, в принципе, так или иначе менять можно".
Дальше нудно, но читать конституцию нужно, интересно и полезно!

Процитируем ст. 135 Конституции РФ
1. Положения глав 1, 2 и 9 Конституции Российской Федерации не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием.
2. Если предложение о пересмотре положений глав 1, 2 и 9 Конституции Российской Федерации будет поддержано тремя пятыми голосов от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, то в соответствии с федеральным конституционным законом созывается Конституционное Собрание.
3. Конституционное Собрание либо подтверждает неизменность Конституции Российской Федерации, либо разрабатывает проект новой Конституции Российской Федерации, который принимается Конституционным Собранием двумя третями голосов от общего числа его членов или выносится на всенародное голосование. При проведении всенародного голосования Конституция Российской Федерации считается принятой, если за нее проголосовало более половины избирателей, принявших участие в голосовании, при условии, что в нем приняло участие более половины избирателей.
=:(конец цитаты)
Т.е. замена любой запятой не только в первой, но и во 2-й и 9-й главах - новая конституция, а не "референдум по быстрому".
И кстати:
В Конституции РФ, в главе 1 (которая называется «Основы конституционного строя»), в части 4 статьи 15 записано:
«Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».
Т.е. не мифическое подчинение российского закона некому зарубежному праву, а если мы САМИ подписали договор, положения которого противоречат нашим законам, закон надо поправить, а пока правим действует норма подписанного НАМИ договора! И это в первой главе!!!
Руки прочь от конституции!!!

Проверка на вшивость

Когда я служил в легендарной, у нас 3/4 всех косяков и тормозов приходилось на призванных из солнечной Молдавии. "Там молдованин гонял на реактивном кировце и улетел в болото",- было обычным диалогом в курилке. (Жалким штатским - для чистки аэродрома от льда и снега используют тепловые машины - трактор Кировец с пришпандоренным старым реактивным двигателем, струя которого отдирает и зашвыривает тебе в лицо любой примерзший лёд с расстояния в 50 метров. Водитель может запустить двигатель и поставив коробку на нейтраль поиграть в Шумахера. Но запрещено это строжайше, т.к. по краю аэродрома в тверской области непролазное болото, а может и еще почему.)
В то же время в стаях бабуинов-павианов идет непрекращающаяся и перманентная борьба за звание царя горы. Если обезьянам в стае раздать пистолеты и наглядно пояснить связь между направил/нажал и более сильный помер, стадо в 200 голов перебило бы друг друга за 5 минут.

И вот теперь сравните многочисленные завывания русспатриотов и охранителей скреп о том, что НАШЕМУ народу ни в коем случае нельзя давать в руки оружие, с фактом того, что при обострении криминальной обстановке в Молдове в 90-х там разрешили ношение короткоствола и бандитизм притух.

Молдавия

На 100 тыс. человек 2 убитых. Право на приобретение оружия гражданин Молдавии получает в возрасте 18 лет. Разрешены пистолеты и револьверы калибра не более 9 мм. Отдельное разрешение выдаётся на каждый ствол. Число разрешений законом никак не ограничивается.

Получается, широкое владение нации огнестрельным оружием является признаком нации на человечность, на ее здоровье, на победу над внутренней обезьяной.
Надо принудительно раздавать нациям оружие, и какая в живых останется, та здорова и дружит с головой.

Хотят ли люди смертной казни?

Очередное убийство ребенка вызвало бунт, толпа напала на конвой и хотела отбить у полиции подозреваемого (в прессе везде говорят "убийцы", но суда еще не было). Тут же запели в ГосДуре, дескать, народ просит смертной казни. Но во первых, мы не знаем, как долго били подозреваемого (а у него судимость за сексуальное насилие, удобный кандидат в виновные), чтобы добыть царицу доказательств, и мы все знаем, как часто убийцы получают меньше, чем репостнувшие, по крайней мере сидят меньше.
Вся власть, включая судебную, принадлежит народу, но народ ее делегировал судебным органам, чтобы они ее осуществляли на основании компетентного, независимого и состязательного суда. Все мы знаем, что ничего из вышеперечисленного в наших судах не происходит уже давно, и народ просто потребовал свое назад. Вот о чем этот бунт, разогнанный слезоточивым газом.
Посмотрим, что скажут в ГД, когда народ так же попытается отбить пьяного ФСБ-шника, сбившего на пешеходном переходе группу детского сада. Уж про смертную казнь будут молчать, а скорее всего скажут абсолютно правильную речь, что повышение жестокости наказания никогда не уменьшала преступность. Но умолчат, что это всегда делала максимальная неотвратимость наказания.

Так и будет!

Сериал Чернобыль показывает нам не то, что такой ужас у нас был. Что такое пренебрежение жизнями людей, такая готовность скрыть любые жертвы ради спокойствия и благоволения начальства, и для этого холодная расчетливая готовность кинуть в топку в 5 раз больше жизней у нас было, а то, что у нас это опять есть в полный рост!

Анатомия Совка. Очерк 2. Эффект обочины

Текст Андрея Шипилова

В популярном сериале про доктора Куин, женщину-врача с Дикого Запада, в одной из первых серий есть такой странный эпизод. Жители поселка рассказывают доктору Куин, как они линчевали, повесили какого-то своего соседа, за то, что тот выкопал у себя на участке колодец.

История дикая и малопонятная. Как можно лишать человека жизни за такие пустяки?

И лишь спустя несколько лет после просмотра этого сериала, когда я всерьез занялся изучением Теории Игр я наконец понял, что произошло.

Повешенный сосед был видимо одним из первых советских людей в США, и здоровое американское общество защитило свой городок от засухи самым радикальным и единственно надежным способом, произведя дезинфекцию, ликвидировав появившийся в городке источник совковой заразы.

Это я, конечно, пошутил так.

Но по сути… по сути тот странный сериальный эпизод зеркально отображает тот конфликт, которые в наши дни происходит между Западной цивилизацией и сталкивающимися с нею советскими людьми.

В прошлом очерке я описал, что происходит с советскими людьми, оказавшимися на Западе. В этом очерке я расскажу, что происходит с Западом, когда в него попадают советские люди.

Ничего хорошего не происходит! Совок заразен как чума!

Давайте-ка я на живых примерах расскажу, каким образом совок инфицирует и поражает западное общество.

Но начну издалека.

В очень серьезной науке с несерьезным названием «Теория Игр», которая занимается поиском оптимальных стратегий управления, есть такое понятие как «Трагедия Общин». В википедиях и всяких учебниках это понятие объясняется долго, нудно и малопонятно, а я попробую объяснить это наглядно на хорошо знакомом всем примере.

Вот представьте, что утром по загородному шоссе идет довольно плотный трафик. Пробка-не пробка, но скорость — едва-едва 40 километров в час. А люди торопятся. Хочется быстрее.

И вот у кого-то не выдерживают нервы, он съезжает на обочину. И мчится по обочине со скоростью 60 км, обгоняя машины, плетущиеся по шоссе. И все бы ничего, но рано или поздно, ему надо будет вернуться с обочины обратно. И вот в этот момент, когда он втискивается, машины на шоссе вынуждены притормозить, пропуская его, а вслед за ними притормаживает все шоссе. Скорость падает с 40 до 30 км в час.

Водители, видя, что скорость падает, а «обочина движется», тоже съезжают на обочину, чтобы объехать затор. Но ведь им всем тоже придется возвращаться обратно, пересекая основной поток. И они застопорят его. А основной поток, в свою очередь, стремясь сохранить хоть какую-то скорость, тоже перестанет впускать их на шоссе. Обочина тоже встанет..

В итоге, там, где еще пару минут назад худо-бедно было какое-то, пусть и не очень быстрое движение, все остановится намертво, и шоссе и обочина. И все — из-за какого-то дурака, первым съехавшим на обочину.

Вот этот «эффект обочины» прекрасно иллюстрирует то явление, которое в Теории Игр и называется «Трагедия Общин».

Если очень упрощенно, то Трагедия Общин возникает, когда равновесие и стабильность в общине существует за счет определенных ограничений для каждого его члена (в нашем примере — ограничения скорости для всех до 40 км). И когда кто-то из членов общества пытается с себя эти ограничения снять (объехать трудность по обочине), то другие члены общества, чтобы не оказаться в проигрыше, тоже будут вынуждены снять с себя ограничения и в результате происходит «трагедия» (в нашем примере — движение останавливается).

Трагедия общин — очень распространенное явление. Если где-то возникает какая-то проблема, какой-то кризис, где-то чего-то стопорится, то как правило, стоит только слегка поскрести пальцем, как наружу непременно вылезет тот самый «эффект обочины».

Вот как вы думаете, почему полки в российский магазинах ломятся от всякого дерьма, и вы вместо 250 граммовых пачек натурального сливочного масла покупаете 170 грамовые пачки ароматизированного пальмового масла? Вы думаете это всё из-за санкций?

Да ни фига! Из-за нее родимой, из-за Трагедии Общин!

Все началось с того, что какой-то кретин, где-то на просторах ex-СССР, решил получить конкурентное преимущество сняв с себя общепринятые ограничения. Взял, да и выпустил упаковку молока не 1 литр, а 900 грамм за ту же цену, справедливо рассудив, что внешне отличия будут совершенно незаметны и он выгадает перед конкурентами целых 10%.

Это важно подчеркнуть, что кретин был именно «Советским». Потому что Западный специалист такого дурацкого решения ни за что бы не принял. Он получал образование, его научили просчитывать последствия на несколько ходов вперед, а не на четверть хода, как просчитывает советский кретин. Западный специалист прекрасно понимает, что такое Трагедия Общин и к чему приводят попытки получить преимущество таким способом.

Но наш советский кретин про теорию игр даже не слышал, действует чисто по наитию, он считает, что придумал гениальный маркетинговый ход и предвкушает аж 10% выгоды.

Ну что? Получил он её?

Увы, вместо выгоды он получил 10% падение оборота!

Потому что его конкуренты – такие же безграмотные дураки. Вместо того, чтобы поймать кретина и публично повесить его на первом же столбе, улучшив тем самым генофонд нации, они тоже выпустили упаковки по 900 грамм вместо литра. И все вновь оказались в равных условиях, но условиях уже более худших. В городе как продавалась 1000 пакетов молока в сутки, так и продается. Но теперь эти 1000 пакетов вмещают не 1000 литров как раньше, а только 900. Объем рынка схлопнулся на 10% со всеми вытекающими.

И тогда тот же самый или другой кретин решает заменить в своей продукции часть молочного жира более дешевым пальмовым маслом…

«Эффект обочины» пронизывает всю территорию постсоветского пространства сверху донизу и является основной движущей силой постсоветской экономики.

Следствие столетнего отсутствия опыта свободного предпринимательства в стране. Следствие тотальной безграмотности населения, получившего в советской школе целый вагон бесполезных для жизни знаний и не получившего самых элементарных необходимых для жизни навыков (даже сложные проценты в советских школах не проходят). Следствие целенаправленного столетнего подавления интеллектуальной элиты в стране (где даже термин «креакл» является ругательством). Следствие столетнего пестования и бережного взращивания самых низменных инстинктов в населении. Да собственно, какая разница, что послужило причиной этой вакханалии невежества и мракобесия, которое захлестнуло этот «русский», а вернее «советский» мир.

Западная цивилизация тоже в свое время, столетия назад переболела этим, и ей тоже довелось черпануть всем бортом «Трагедии общин». Но будучи, в отличие от Совка, цивилизацией прагматичной и обучаемой, она получила иммунитет. И теперь каждый более или менее вменяемый житель Запада с молоком матери впитывает знание, что прежде чем воспользоваться каким-нибудь очевидным, открывшимся тебе преимуществом, следует притормозить и прикинуть, а не кроется ли за ближайшим поворотом, какого-нибудь подвоха, который обернется ущербом вместо преимущества.

Там очень хорошо понимают опасность простых решений для сложных проблем, и стоит какому-нибудь придурку попытаться объехать затор по обочине, как десятки рук возьмут телефоны и сообщат в полицию. Не потому, что все такие уж сознательные, а потому, что каждый понимает, что если не позвонить, то движение на шоссе остановится.

Именно поэтому Западное общество пронизывает огромное количество всякого рода «обходных путей», по которым так и хочется «побежать в обход». Но они стоят пустыми, никто по ним не бежит, все понимают, что от такой пробежки станет хуже всем и тебе же самому в первую очередь.

И вот теперь представьте себе, как посреди этого великолепия оказывается не имеющий никаких внутренних тормозов и абсолютно лишенный каких-либо «моральных комплексов» советский человек. Да чего я вам это объясняю, вы и сами прекрасно все понимаете. Вы сами знаете, что любой совок, отправляясь на зарубежный отдых, старается выбрать отель, в котором нет других совков.

Любой советский человек, оказавшись среди обилия пустых «обходных тропинок», пускается по ним во все тяжкие, и западное общество накрывает одна маленькая «трагедия общин» за другой. И там, где три года назад можно было взять авто на прокат по ксерокопии прав, вам уже не дадут без оригинала прав и без страхового депозита даже мопед. Там, где еще год назад вам в банке верили на слово, теперь требуют восемьсот килограммов нотариально заверенных переводов с апостилем и справку об анализе мочи.

Нет, конечно, иммунитет перед «эффектом обочины», он никуда не делся, он работает. Западное общество спустя какое-то время, когда первый шок проходит, мобилизуется и разрешает стрелять без лицензии любой живой мишени, только появившейся на обходном пути. Тогда начинается веселая охота и раздаются сетования совков: «Как можно так сурово наказывать за такой безобидный проступок».

Но каждый раз, с того момента, когда Западное общество только-только цепляет совковую инфекцию и до того момента, когда иммунитет начинает работать, всегда проходит какой-то период времени, когда его накрывает полноценная лихорадка и западные люди, хоть и на короткий период, хоть и не в полной мере, но познают воочию прелести совка.

Вот я сейчас, здесь у нас в тихом и мирном Пафосе, наблюдаю две разворачивающиеся «трагедии общин», о которых и хочу вам рассказать.

Маленький лайфхак, стремительно расползающийся в здешней туристической среде. Я уж не знаю, кто первый додумался до этой нехитрой комбинации, но лайфхак, простой и лежащий на поверхности.

Хотите комфортно отдохнуть почти задаром? Купите одни сутки в каком-нибудь крутом отеле по системе «Все включено». Только на одни сутки. А потом снимите на пару недель, а то и на месяц аппартаменты в соседней «трешечке», вообще без пансиона, даже без завтраков, очень дешево выйдет!

После суток по системе «все включено», выезжая из отеля сохраните отельный браслетик. Это же не какой-нибудь сложный электронный девайс, это же просто бирка, удостоверяющая, что ее обладатель живет в отеле по системе все включено. Ни даты, ни номер комнаты, ни ваши отпечатки пальцев на браслетике не прописаны.

Ну а дальше вы поняли. Ночуете в соседнем отеле три звезды, а все остальное время проводите в том самом прежнем крутом отеле и нахаляву пользуетесь всеми преимуществам «Все включено» с помощью своего заныканного браслетика.

Нет, не надо, не благодарите за подсказку. Халява уже кончилась. А кончилась она так. Хитрость эта была настолько очевидна, что лежала на поверхности не только для «самых умных» туристов, но и для администрации. Просто администрации отеля в голову до сих пор не приходило, что найдутся идиоты, которые будут так глупо подставляться.

Так что развязка наступила скоро. Пойманным с поличным любителям халявы еще повезло. Им всего-навсего пришлось оплатить весь период этот самой халявы по очень нехилым «уличным» ценам отеля. А могло быть хуже — полиция, депортация, пятилетний запрет на въезд в Евросоюз.

Но самое паршивое, что теперь в отелях система предоставления «все включено» будет заменена на более строгую и менее комфортную, и браслетики будут заменены на более сложные и дорогие, с фиксацией даты пребывания и фамилии туриста, и на следующий год вам придется ехать в те же самые отели уже на 10-15% дороже.

Другая история.

Есть в Европе одна германская сеть супермаркетов, которая очень выгодно отличается невысокими ценами, очень высоким качеством товара и совершенно обалденной, четкой организацией работы — настоящим немецким «орднунгом».

В нашем городке Пафосе есть два супермаркета этой сети. Один в жилом спальном районе, а другой в туристической зоне. В соответствии с обычаями немецкого «орднунга» в супермаркетах постоянно проводятся всякие акции по повышению лояльности покупателей. Ну, например, несколько раз в год покупатель сделавший покупку на определенную сумму, получает на кассе лотерейный билетик, по которому можно выиграть всякие крутые ништяки.

И вот администрация сети в какой-то момент совершенно здраво рассудила, что в туристической зоне, где полно русских туристов, неплохо было бы укомплектовать магазин русскоязычным персоналом. Сказано — сделано. И вот в одном из двух магазинов сети появились бывшие советские тетечки.

Я думаю, вы уже догадались, что было дальше. Советским тетечкам тут же пришла в голову мысль, которая по определению никак не могла прийти в голову местным сотрудникам: «А с какой стати надо отдавать эти лотерейные билетики этим русским туристам? Они же об акции — ни слухом-ни духом, про билетики не знают, объявлений на стенах не читают по не знанию языка, а кто читает — спросить постесняется». И вот билетики с каждой премиальной покупки стали перекочевывать в карманы самих тетечек, туристы, как водится ничего не стали спрашивать — красота!

А потом и местные сотрудники стали примечать происходящее и удивились: «А что, разве так можно было?» Ну вы знаете правила «трагедии общин» — кому-то стоит только начать. Конечно некоторые местные сотрудники попытались быть честными, сообщали администрации о происходящем, но ведь это дело такое, в системе, которая изначально предполагает, что все — честные, трудно доказать умысел. Ну поймали русскую тетечку за руку, что она не дала билетик покупателю, тетечка за голову схватилась и искренне посокрушалась: «Ой, как же это я забыла, задумалась, отвлеклась, семейные проблемы, дочка двойку получила…».

Короче, спустя некоторое время в происходящее был вовлечен вес персонал и билетики перестали доходить сначала до туристов, а потом и до всех покупателей, включая местных жителей. Кто догадался напомнить кассирам о том, что полагается лотерейный билет, получал его, а кто не напоминал, ну сам же виноват, не напомнил.

А потом уже и те, кто напоминал, стали вместо билетиков получать странные ответы, типа «акция уже закончилась». Вот тут-то местные жители удивленно напряглись, а англичане, которые становятся очень суровыми, когда кто-то пытается ущемить их права, стали жаловаться.

Какие там разборки происходили внутри торговой сети, скрыто занавесом тайны. Но судя по тому, что состав кассиров обновился и русских тетечек на кассах стало меньше, какие-то разборки случились.

Но было поздно. Персонал уже вошел во вкус. И история пока не завершена. Чем все это кончится, конечно понятно, немецкий орднунг в конце концов восторжествует, но вот каким образом это произойдет, я пока, хоть убей не понимаю. По-хорошему, единственным надежным способом было бы просто одномоментно уволить весь инфицированный совком персонал, все 100% сотрудников магазина. Но трудовое законодательство таких финтов в цивилизованных странах не позволяет. Как иначе, я не представляю. Руководство сети — тоже не представляет, судя по тому, что шоу продолжается, хотя и в более скромных масштабах.

Короче, поживем, увидим, и спустя время — вернемся к этой истории. Она еще не закончилась.

Анатомия Совка. Очерк 1. Ватники в иммиграции

Текст Андрея Шипилова

Для начала анекдот, который как нельзя лучше отражает суть этой заметки.


Тюремная камера, у телевизора два рецидивиста, смотрят юбилейный концерт Аллы Пугачёвой. 
 Один говорит: 
 - Прикинь, Пугачёвой уже шестьдесят, а как выглядит? Как ей это удаётся? 
 Второй: 
 - Чё как? Всю жизнь на воле, хавает строго центряк: сало, маргарин, пряники, тушенку...

Я сам с этим всё время сталкиваюсь и постоянно слышу со всех сторон недоумевающие возгласы. Как могли люди, бежавшие на Запад сначала из СССР и потом и из России от этого самого совка, превратится на этом Западе в самых преданных его поклонников и пропагандистов?

Почему самые восторженные крымнашисты и великодержавные имперцы — это бывшие советские и российские граждане, бежавшие на Запад? Почему убежав из совка, они теперь так упорно тянут этот совок в свое теперешнее окружение?

На самом деле все очень просто. Садитесь в кружочек, я вам объясню!

Мудрый сенатор Маккейн назвал Россию страной-бензоколонкой. Он был прав, но он ошибся. Прав в том смысле, что современная Россия никакая не «страна». А ошибся, приняв это новообразование за бензоколонку.

Бензоколонка — что? Бензоклонка, в отличие от России, вещь безобидная и полезная. Общего у нее с Россией разве только то, что и Россия тоже торгует нефтепродуктами.

Но Россия не бензоколонка. Россия — это огромный концлагерь.

Да-да, я знаю, Россию часто сравнивают с концлагерем, ничего нового я не сказал.

Однако лично я — не сравниваю! Когда я говорю «концлагерь», я употребляю это слово не как эпитет, и не в переносном смысле. Россия, это действительно концентрационный лагерь, который только маскируется под страну. У него нет ни граждан, ни правительства. У него есть только заключенные и лагерная администрация.

Да судите сами! Если вы живете в России, то как и любой заключенный, каждый из вас может быть в любой момент лишен собственности свободы и жизни. Просто по прихоти лагерной администрации, без какой-либо вины с вашей стороны и без какого-либо повода.

Когда вы покупаете квартиру, дом, дачу разве у вас есть какая-то уверенность, что это действительно ваше? Что завтра к вам не придут и не скажут, что вы владеете этим не законно и не попросят отдать? Или просто не разломают, потому что ваша собственность кому-то мешает?

Разве из самых высокопоставленных уст не звучат открытым текстом заявления, что «Никто не вправе прикрываться бумажками о праве на собственность»?

Когда вы открываете бизнес, разве вы уверены, что это ваш бизнес? Что у вас его завтра не «отожмут», что ваш ларек не снесут, просто потому, что на этом месте надо поставить ларек «более правильного человека»?

Вы можете быть уверены в своей безопасности, если вдруг случайно перешли дорогу какому-нибудь менту или другому представителю лагерной администрации?

Что у вашего ребенка, которого переехал на улице этот «представитель» не найдут в крови огромную дозу алкоголя? Что ваш родственник, которого на пешеходном переходе снес автомобиль с мигалкой, не окажется «сам виноват»? И что вас не посадят за внезапно найденную наркоту, если вдруг вы решите добиваться правды?

Это разве вы сами решаете можно ли вам есть пармезан или турецкие помидоры? Или это решает за вас лагерная администрация? Как и чему учить вашего ребенка? Разве от вас зависит будет или нет оплачено лечение вашего ребенка, если не дай бог, он серьезно заболеет? Разве вы будете решать получит или нет обезболивание ваш страдающий от боли родитель?

И вы хотите уверить меня, что все эти отношения — это отношения между правительством и гражданами страны? Да нет же! Это — типичные отношения между заключенными и лагерной администрацией!

И как в любом лагерном сообществе в России существует своя неформальная иерархия. Только в отличии от обычной лагерной иерархии, она не ограничивается несколькими уровнями, типа петухи-мужики-козлы-воры. Российская лагерная иерархия намного более многопластовая и разветвленная, но суть ее от этого не меняется.

В этой неформальной лагерной иерархии, которая пронизывает все российское общество, какой-нибудь шофер третьего зама младшего помощника прокурора занимает несравненно более высокое положение чем действительный член Академии Наук и нобелевский лауреат. В том смысле, что прокурорский шофер может запросто переехать академика и ему за это ровным счетом ничего не будет. А вот академик даже слова поперек шоферу сказать не может.

Потому что шофер — это представитель лагерной администрации, а академик — всего-навсего заключенный, пусть и на привигелированном положении.

И вот место в пищевой цепочке заключенного в Российском концлагере определяется именно положением в этой неформальной лагерно-блатной иерархии. Ни зарплата, ни название должности, ни владение собственностью не имеют ровно никакого значение на фоне этой лагерной иерархии.

Именно поэтому вся жизнь российского человека состоит из постоянного отстаивания своего места в этой иерархи и ежедневных, ежеминутных стремлений продемонстрировать окружающим, что пусть на мгновение, но вот прямо здесь и сейчас в этой точки времени и пространства, он занимает в ней более высокое положение.

Вы сами этого не замечаете!

Эта самая демонстрация места в иерархии с самого момента рождения настолько вошла в жизнь каждого советского человека (я буду использовать термин «советский», а не «русский», поскольку этот типаж характерен не только для России), стала настолько привычным и обыденным элементом повседневной жизни, что человек даже не понимает, что может быть как-то иначе и не видит в этом ничего такого.

Врач в поликлинике с чувством гордого удовлетворения откажет вам в приеме, если вы опоздали на десять минут против времени, обозначенного в талоне. Не потому что он занят или у него другие пациенты, а потому, что у него появился формальный повод показать вам, что он «главнее».

Вы будете нестись к свежеоткрывшейся кассе супермаркета распихивая локтями окружающих, не потому, что вы торопитесь, и вам важно сэкономить одну минуту времени. А потому, что оказавшись впереди всех, вы просто окажетесь «круче» и тем самым как бы займете чуть более высокую иерархическую ступеньку.

Кассир же в том же супермаркете высокомерно прочтет вам нотацию по поводу… да по любому поводу, который ему подвернется, чтобы показать, что вот прямо здесь, в этот момент времени — он, как должностное лицо супермаркета — выше вас.

Вы не будете пропускать скорую, которая встретилась вам в узком переулке не потому, что ваша задача воспрепятствовать ее проезду, а потому, что уступив кому-то дорогу, вы тем самым понизите в своих собственных глазах свою позицию в лагерной иерархии.

Вы будете «лечить» подрезавшего вас на дороге лихача, создавая аварийную обстановку, не потому, что тем самым рассчитываете исправить его, а лишь для того, чтобы показать ему, что его место в иерерахии — ниже вашего.

Советские люди почти никогда не извиняются и не признают своих ошибок. Потому что оказаться неправым — западло! Признав ошибку, ты тем самым соглашаешься занять более низкое место в иерархии!

Советские люди не сообщают в полицию, когда кто-то из соседей нарушает закон. Не потому что они одобряют и поддерживают нарушение закона, а потому что «стучать» по лагерным понятиям — западло. Заключенные должны держаться вместе и поддерживать друг-друга в противостоянии с лагерной администрацией. Если ты сообщает о нарушении закона соседом, то ты тем самым предаешь братство заключенных и переходишь на сторону администрации, становишься «сукой».

И вот вы живете в этом лагере, и совершаете все эти дурацкие и бессмысленные поступки совершенно автоматически, не задумываясь об их сути. Вся ваша жизнь, даже если вы того не осознаете, подчинена одной цели — обозначить место в лагерной иерархии и дать понять окружающим, что вы — выше их по лагерному положению. Но, повторюсь, вы даже не осознаете этого. Не осознаете, потому что никогда не жили в обществе без подобной лагерной иерархии и даже не понимаете, что может быть иначе.

В западном мире тоже есть много всяких иерархий: служебные, профессиональные, корпоративные, семейные. Но там не существует такой вот глобальной иерархии, которая пронизывала бы всё общество сверху до низу. Нет лагерной иерархии, потому что там не «концлагерь», а страна.

Там не «лагерная администрация» и «заключенные», а «правительство» и «граждане». И если вдруг правительство там вздумает решать можно ли есть гражданам пармезан или нет, то тогда… хотя нет, ничего не будет тогда, просто потому что там никому даже в голову не придет такое, потому что это не входит в функции правительства — определять рацион граждан. В отличие от лагерной администрации.

Беда советского человека в том, что он, оказавшись на Западе, сохраняет тот же самый шаблон поведения, что и в совке. Он продолжает демонстрировать окружающим свое место в лагерной иерархии. А иерархии-то и нет! Он демонстрирует, а ее — нет! Он не понимает, что происходит. Он ведь даже не осознает, что демонстрирует место в иерархии. Он просто ведет себя так, как привык вести в совке. И получает в ответ реакцию окружающих, которая погружает его в смятение.

Советский человек кидается к освободившейся кассе в западном супермаркете, а окружающие вместо того, чтобы загораживать дорогу и отталкивать его, любезно, с улыбками расступаются. Они ведь видят не то же самое, что видят совки в России. Это в России публика, когда видит, что кто-то пытается влезть без очереди, не пускает его, потому что западло, потому что тот, кто влез без очереди, на самом деле оттеснил тебя в иерархии. А житель Запада, наоборот, видит, что человек торопится, а раз торопится, значит надо пропустить! Вполне логичная реакция!

Советский же человек воспринимает это как слабость. Раз меня пропустили, — рассуждает он, — значит они, слабаки, значит уступают мне место в иерархии, значит надо закрепить успех. И он начинает его «закреплять» и быстро получает по носу. Очень болезненно получает!

Потому что «закрепляя успех», очень легко перейти ту грань, которая отделяет «демонстрацию места в иерархии» от «нарушения чужих прав». И совок ее всегда переходит. Он не понимает местных реалий и даже не пытается их понять. И что такое «чужие права», он тоже, кстати, не понимает!

Но если западный человек не понимает, что такое «борьба за место в лагерной иерархии» по причине отсутствия таковой в своем обществе, то вот как раз факт нарушения своих прав он понимает очень хорошо. А умение сражаться за свои права он впитал с молоком матери, которая в свою очередь получила это умение от многих поколений свободных предков.

Вот несколько зарисовок с натуры, свидетелем которых мне довелось быть.

Некий крутой россиянин, приехав на берег моря позагорать, первым делом продемонстрировал окружающим свое место в иерархии самым простым и доступным ему способом — арендовал крутейшую тачку за четыреста евро в сутки. И поехал по этой тачке по местному хайвею.

Но скажите на милость, какой лох будет тащиться на спорткаре с какими-нибудь сто двадцать километров в час по такой роскошной трассе? Только ведь не разгонишься, блин! Местные на своих колымагах так и путаются под ногами. И вот когда один из местных совсем достал, никак не мог съехать к обочине, уступить дорогу, наш герой решил его немного «поучить» по российскому обычаю: обгонит — и по тормозам перед носом! Отъедет вперед — и снова по тормозам. И очень удивился, когда на съезде с хайвея его приняли полицейские.

Но что такое какие-то копы перед нашим крутым пацаном! Он-то знает свое место в неформальной иерархии, оно у него, небось, намного выше, чем у нобелевского лауреата. Однако к его удивлению попытка поставить зарвавшихся полицейских на место обернулась трехмесячной отсидкой в местном цугундере. Почти на берегу моря, только не на пляже, а за решеткой.

А вот — другая история. Некий «советский человек» арендует апартаменты на берегу моря и въехав на новое место жительства, первым делом занимает самое лучшее парковочное место в жилом комплексе. Но у парковочного места есть хозяин, земля под парковкой — его собственность. И вот этот хозяин, заметив, что кто-то начал пользоваться его землей, оставляет под дворником стекла вежливую записку, с просьбой парковаться в другом месте. «Советский» же человек воспринимает это как «наезд», и как попытку «опустить» его вниз по иерархической лестнице. И демонстративно порвав записку на мелкие клочки, рассыпает их тут же и продолжает парковаться на чужой земле. Хозяин, улучив минутку, когда советский человек только припарковался, сам подходит к нему и пытается вежливо объяснить, что тут – его земля и он не давал разрешения тут парковаться. И получает ответ:

— Ну ты же сам это место не используешь, значит оно свободно и тут буду парковаться я. Потому что мне так удобно!

Посмотрев, как хозяин уходит несолоно хлебавши, советский человек порадовавшись, что так легко указал этому лоху его место в иерархии, идет домой, но буквально через десять минут, его покой нарушают полицейские, приехавшие составлять протокол о незаконном вторжении в частные владения. Поняв, что визит полицейских опустил его в «местной лагерной иерархии» дальше некуда, советский человек отправляется к владельцу парковки восстанавливать утраченные позиции, чтобы объяснить этой «суке», что стучать ментам западло и конкретные пацаны так не поступают. И вновь приезжают полицейские, только на этот раз после протокола следует визит в суд и депортация.

Конечно, случаи с таким экстремальным исходом, как отсидка или депортация — не часты. Обычно масштабы сражений, которые ведут совки на западе за свое место в несуществующей иерархии куда как помельче, и щелчки, которые они получают по носу далеко не так болезненны. Но неизменным остается одно. Совок пытается занять место в местной неформальной лагерной иерархии, и — обламывается! Пытается занять место, и — обламывается!

Он не понимает, что причина облома в том, что никакой лагерной иерархии тут не существует. Он воспринимает каждый облом, как очередное свое опускание в этой иерархии. И в конце концов, в какой-то момент ощущает себя на самом ее дне.

Кругом кипит жизнь, светит солнце, люди живут и радуются. Казалось бы, живи и разуйся вместе с ними. А совок не может. Ему так и не удалось опустить никого из окружающих на более низкую иерархическую планку. А это, в его понимании, может означать только одно — это он опустился на самое дно!

И тогда ему (в его понимании) остается только одно: примкнуть к какой-нибудь сильной стае. Чтобы если хотя бы не его индивидуальный, так статус его стаи был более-менее высоким. Только вот в чем беда, тут не только нет лагерной иерархии, но и волчьи стаи вроде как отсутствуют.

И тогда его взор обращается к покинутой родине. Да, он бежал из этого лагеря, но зато у него там был хоть может и не очень высокий, но вполне понятный, не обидный статус. Все же «мужиком» был, а не «петухом», как здесь. И вона как Путина все опасаются! Вона как Россия всех нагибает. Сирия! Крым наш! Значит Россия — крутая стая! А поскольку я русский, то значит член этой стаи!

Эй вы вокруг, слышите? Я вовсе не здешний «петух», как вы думаете! Я член крутой стаи, уважайте меня! Ах, не уважаете? А вот придет Путин, он вам покажет! Эй, Вован, поставь-ка их на место!

Утрировано конечно, но я, живя на Западе, много раз наблюдал этот процесс. И уверяю вас, в основе всего этого «крымнашизма» среди людей, уехавших на Запад лежит только продемонстрировать откружающим свою принадлежность к «сильной стае» и ничего более.

Не далее, как в прошедшие выходные был свидетелем сцены, как один бывший советский экспат, а ныне махровый эмигрантский ватник, стал в компании себе подобных восхищаться «великим Путиным» и «Крымнашем». И вдруг его довольно грубо поставили на место: «А ты-то к этому какое имеешь отношение, ты не гражданин России!».

Что попросту означает: «Не примазывайся к нашей сильной стае, ты не ее член!»